СПЕКТАКЛЬ О СЕВЕРЕ "ЖИВЫЕ ТЕЧЕНИЯ"

интервью с куратором кристиной дрягиной
Спектакль "Живые течения" я увидела на культурном форуме Arctic Art Forum в Архангельске. Это была премьера проекта. Тогда меня поразило, что все наши старания, поиски, желания — не зря. Что история земли даёт силу и уверенность в себе, а желание отстаивать территорию, отстаивать собственное достоинство и свободу делает северян действительно немного другими русскими.

Удивительно, что текст — тело спектакля — собран из интервью с архангелогородцами или людьми, которые жили на Севере. Что это не книги, не то что хотелось бы говорить, а реальные, настоящие мысли.

После спектакль был показан на фестивале Тайбола и в Санкт-Петербурге на "Точке доступа". И я счастлива, и благодарна Кристине за это развернутое и интересное интервью.

Надеюсь, что Кристине и команде проекта удастся привезти его в Москву и другие города, чтобы больше людей смогли пережить это соприкосновение с сокровищем Севера. И захотеть прикоснуться к своему.
– Кристина, как появилась идея сделать такой проект о Севере?
Два года назад мы встретились с хореографом Николаем Щетневым во время работы над проектом «Открытые системы» музея современного искусства «Гараж». Тогда в квартире местного художника я брала у Николая интервью о фестивале «Прикосновение», который он проводил в начале 2000-х. Мне стало интересно сделать ретроспективную выставку, посвященную этому проекту, и мы начали обсуждать возможные варианты, но в процессе поняли, что документальных материалов нам будет не достаточно, а ещё многие участники былых процессов уехали из города, и на сегодняшний день с ними потеряна связь. Однако, пробудить интерес молодого поколения танцоров и хореографов к пластическому исследованию нам показалось важным, поэтому мы придумали нашу «лабораторию движения границ».

Примерно в это же время я познакомилась с Евой Валиевой, режиссёром, юность которой прошла на Севере. Идея её проекта тоже предполагала собой лабораторный формат, тогда я стала думать как можно соединить их воедино. На тот момент мы с Колей уже провели первый этап пластической лаборатории, и я пригласила Еву для участия во втором. Так, вместе с её появлением, в нашей лаборатории оказались актёры.

Второй этап прошёл летом 2018 года. Для всех нас это был эксперимент. Мы изучали пространство, учились контактной импровизации, учились искать общий художественный язык между танцорами и актёрами, разумеется, для них он – разный. Помню, как на одном из классов, когда ребята уже работали вместе, один танцор сказал актёрам: «Пожалуйста, не трогайте нас в этот момент», а удивлённые актёры со стеснением в глазах отвечали: «Простите, но нам нужно оправдать наше действие, мы не знали, что сейчас трогать нельзя. Когда можно?». (Улыбаюсь).
ТОГДА ВСЕ: И НАШИ ПОДОПЕЧНЫЕ, И МЫ СУЩЕСТВОВАЛИ В ФОРМАТЕ ЕДИНОГО, БОЛЬШОГО ИССЛЕДОВАНИЯ, ПОСВЯЩЁННОГО ЧЕЛОВЕКУ, ЖИВУЩЕМУ НА СЕВЕРЕ СЕГОДНЯ
Тогда все: и наши подопечные, и мы существовали в формате единого, большого исследования, посвящённого человеку, живущему на Севере сегодня.

Пластическая лаборатория была направлена на развитие структур, которые существуют на Севере и которые мы нашли в процессе исследования. Оказалось, что у местных очень сильная связь со следующими явлениями, прежде всего, природными: река, лес, чайки (как ни странно), и.т.д. Их мы и представили в спектакле.

Вычленяя эту общность из интервью людей, постепенно мы выстраивали логику того, что показали в итоге.

Летом того же 2018-го года помню, как я стою в лифте здания, где у нас проходили классы и, находясь в постоянном диалоге со всеми участниками нашего общего процесса, внезапно мне приходит слово: "поток"..."течение". Затем я стала думать о событиях, происходящих на Севере сегодня, о людях, живущих здесь и сейчас, о месте, которое для всех нас являлось или является домом, о наших артистах и их профессиональных вызовах и о том, что всех нас объединяет: о неком культурном коде, заложенном в каждом из нас и находящем своё воплощение в повседневной жизни. Тогда на ум мне пришло слово: "живой". Так родилось название спектакля: «Живые течения».
ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО У МЕСТНЫХ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ СВЯЗЬ С СЛЕДУЮЩИМИ ЯВЛЕНИЯМИ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ПРИРОДНЫМИ: РЕКА, ЛЕС, ЧАЙКИ
– О чем этот спектакль с точки зрения смысла? Какую идею вы в него вложили?
Прежде всего он о человеке на Севере. Об осмыслении себя в этом месте, о связи с процессами, происходящими вокруг, и об уникальности этой территории.

Я могу сказать, что для каждого из наших артистов, как, в прочем, и для нас самих, проект является очень личным, ведь несмотря на то, что члены моей команды уже давно не живут в Архангельске, они по сей день ощущают себя причастными если не к городу, то к Северу точно.

В спектакле мы говорим о теории культуры, которую можно рассмотреть с точки зрения строения луковицы, ядро которой отвечает за идентичность. Нам было интересно поработать с понятием: «Северная идентичность», пощупать её, осознать и быть частью чего-то большого и, одновременно с тем, общего для тех, кто так или иначе связан с этим местом. Я надеюсь, что нам это удалось.
ТЕКСТ БЫЛ СОЗДАН НА ОСНОВЕ ИНТЕРВЬЮ ЖИТЕЛЕЙ ГОРОДА. МЫ ОПРОСИЛИ 100 ЧЕЛОВЕК РАЗНОГО ВОЗРАСТА, ПОЛА И СОЦИАЛЬНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ. КАЖДЫЙ ИЗ НИХ ДОЛЖЕН БЫЛ РОДИТЬСЯ И ЖИТЬ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ НА СЕВЕРЕ
– Почему вы выбрали современный танец в сочетании с текстом?
Понимая сложность выбранной темы, мы намеренно старались сделать текст спектакля максимально понятным и простым для нашего зрителя. Также шли от наших участников лаборатории. В Архангельске наиболее развита театральная и хореографическая среда.
– Расскажи, как появился текст спектакля?
Текст был создан на основе интервью жителей города. Мы опросили 100 человек разного возраста, пола и социальной принадлежности. Важной была лишь одна ключевая составляющая: каждый из них должен был родиться и жить какое-то время на Севере. И хотя подавляющее большинство людей, чьи личные истории оказались в финальной версии сценария живут здесь по сей день, некоторые из них все же уехали. Моя коллега говорит: «Большое видится на расстоянии» и я согласна с этим высказыванием полностью. Возможно, именно поэтому в финале звучит высказывание человека, который сегодня возвращается в Архангельск, но не живет там постоянно.

Лично для меня эта часть проекта стала самой емкой.
– Чувствуется очень сильное внутреннее противоречие между любовью к Северу и тем, что многие все-таки уезжают оттуда. Как думаешь, это может измениться?
В свете последних событий, происходящих на Севере, этот вопрос, конечно, один из главных, особенно среди молодого поколения. И это небезосновательно.

Я думаю, в ближайшее время эта тенденция будет только расти. Сложно постоянно находиться в месте, где нет обозримой перспективы на жизнь, но при этом я знаю большое количество людей, искренне любящих и действительно понимающих ценность этой не просто территории, но комплексного, исторического и культурного пространства.

В нашем спектакле мы ставим вопрос об осознанности личной ответственности каждого перед местом и верим, что: «пока мы все не договоримся – и те, кто наверху и те, кто пониже, наша лодка привычно будет биться о быт». Я очень надеюсь, что однажды мы сумеем этого избежать.
МЫ СТАВИМ ВОПРОС ОБ ОСОЗНАННОСТИ ЛИЧНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КАЖДОГО ПЕРЕД МЕСТОМ И ВЕРИМ, ЧТО: «ПОКА МЫ ВСЕ НЕ ДОГОВОРИМСЯ – И ТЕ, КТО НАВЕРХУ И ТЕ, КТО ПОНИЖЕ, НАША ЛОДКА ПРИВЫЧНО БУДЕТ БИТЬСЯ О БЫТ»
– Как думаешь, почему спектакль может быть интересен тем, кто не связан с Севером?
С одной стороны наш проект может быть считан любым человеком, чей личный опыт не основывается лишь на контексте столиц, а с другой – будет интересен всем, кого волнует тема децентрализации. Спектакль сам по себе является очень честным высказыванием, прежде всего всего, потому что соткан из голосов простых людей, которых так важно услышать сегодня.

Да, мы создали его о Севере, ведь мы оттуда, но на самом деле, мы отражаем очень определённый временной период посредством историй, которые будут вполне понятны и жителям Сибири и Урала, например. Все это про наше недалёкое вчера, весьма актуальное сегодня и чуть отдаленное завтра.
– Какие у тебя дальнейшие планы? Возможно, есть уже следующие идеи для реализации в театральной форме?
Идей у меня много, а вот над формой их воплощения я сейчас веду работу, но одно могу сказать точно: «Буду делать несмотря ни на что». В этом, наверное есть и моя северная идентичность.
ВСЕ ЭТО ПРО НАШЕ НЕДАЛЁКОЕ ВЧЕРА, ВЕСЬМА АКТУАЛЬНОЕ СЕГОДНЯ И ЧУТЬ ОТДАЛЕННОЕ ЗАВТРА.
Команда проекта:
Режиссер Ева Валиева
Хореограф Николай Щетнев
Художник Екатерина Ярунова
Техническая поддержка Алексей Тафи
Куратор проекта Кристина Дрягина

Артисты Нина Няникова, Константин Мокров, Ваня Мишин, Анна Рысенко, Кирилл Пивоваров, Зина Гагарская, Мария Исакова
Поделиться в социальных сетях
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
ЕЩЁ
Made on
Tilda